Сведения об образовательной организации

Интервью

ОДИН ИЗ ДЕСЯТИ РОССИЯН

В Казанском государственном энергетическом университете считают, что наука – двигатель прогресса. Молодые учёные через тернии пробираются к звёздам, а затем едут за границу, чтобы продемонстрировать свои научные труды, выигрывая гранты и стипендии.

Так, аспирант кафедры  математики Марат Альфредович АУХАДИЕВ (научный руководитель заведующий кафедрой высшей математики Сурен Аршакович ГРИГОРЯН) уже не раз бывал за границей. Вскоре он вновь отправляется в путешествие, на этот раз в Германию для научной деятельности, получив стипендию для научных сотрудников с учёной степенью Фонда барона Александра фон ГУМБОЛЬДТА.

Напомним, фонд имени фон Гумбольдта ежегодно присуждает только десять стипендий для молодых учёных их России, которые в ходе своей предшествующей карьеры проявили незаурядные качества, позволяющие видеть в них будущих руководителей. Программа предназначена для представителей всех профессий и специальностей. Наряду со стипендиатами из России в программе принимают участие по десять стипендиатов из США и Китая. Программа патронируется Федеральным Канцлером ФРГ.

О том, с какими проблемами приходится сталкиваться учёным и как живётся за границей читайте в нашем интервью.

- Какая работа предшествует научному труду на соискание гранта?

Сурен Аршакович: Марат Альфредович, получивший грант, является не только аспирантом КГЭУ… У нас есть группа ученых, которые занимаются математикой. Они побывали на конференциях в Голландии, Германии, Франции, Норвегии, Румынии, Испании, Израиле. На полученные от гранта деньги мы организовали конференцию в Армении – совместная конференция между нашим Энергетическим университетом и Институтом математики Национальной академии наук Армении, а также Ереванским государственным университетом. Труды этой конференции мы издали в нашем журнале «Вестник КГЭУ».

Прежде чем поехать в Германию, Марат выиграл грант молодых ученых РФФИ на проект «Компактные квантовые полугруппы» с приложениями физики. Затем – грант на исследования в Германии, носящий название Постдок. Этот грант на совместные исследования с одним из ведущих специалистов в области математики – Й. Кунцом.

Вообще, говоря о том, что предшествует научному труду, необходимо отметить, что в России давно назрел вопрос о более правильном распределении учебной нагрузки. Есть 2 вида преподавателей: те, кто преподают и занимаются наукой и те, кто только преподают. К сожалению, нагрузка и у тех, и у других одинаковая. Так быть не должно. Необходимо, чтобы преподаватель, который занимается наукой, причём интенсивно, имел значительно меньшую нагрузку. Это следует сделать для того, чтобы преподаватели сами были заинтересованы заниматься наукой.

Марат Альфредович: Для сравнения: на Западе у преподавателей часы аудиторной нагрузки разнятся. Так, у тех, кто  преподаёт и занимается наукой аудиторных часов в два раза меньше, чем у тех, кто только преподаёт.

- Легко ли проходит адаптация студентов в других странах?

С.А.: Это зависит от подготовки. Если подготовка хорошая, если язык хороший, то с адаптацией не будет ровным счётом никаких проблем. В обществе математиков на первом месте, конечно же, знания математики. Если  человек хорошо знает математику, значит он, как говорится, наш человек! А ребята, которые едут учится за границу, как правило, хорошо знают и математику, и язык.

М.А.: Самое главное отличие между нашим подходом к науке и зарубежным сводится к тому, что студенты открыто получают знания не только из книг, но и обращаются за помощью к коллегам. У них хорошо развита коллегиальность, сотрудничество в научной сфере. Они могут не знать друг друга, но любой преподаватель отвечает на вопросы студента, даже если не преподаёт у него. Что касается научных работ, тут тоже есть различия. В России, как правило, научные труды никому не показывают, потому что опасаются, что идеи могут украсть, на Западе такого нет, там люди открыты для дискуссий и помощи.

Стоит отметить, что на Западе очень легко принимают иностранцев на работу. Они понимают, что это прибавляет им значимости, делает им определённую рекламу. У нас, как вы сами знаете, иностранцу получить работу не так-то просто.

Есть ли, на ваш взгляд, научные знания, которым можно научиться только в России?

С.А.: После развала Советского Союза многие прекрасные, выдающиеся научные деятели уехали за границу. Теперь их научные достижения идут в копилку тех стран, в которых они предпочли остаться и развиваться на научном поприще. Но наши научные достижения признаны по всему миру – это факт.

На базе нашего университета в рамках кафедры "Высшая математика" существует своя Научная школа. Начиная с 2004 года мы подготовили уже 7 кандидатов наук. Только в этом году трое аспирантов планируют защититься досрочно. Успехи нашей научной школы признаны  зарубежными коллегами, наши работы, как я уже говорил, были представлены на многих научно-практических конференциях  и в Германии, и в Голландии, и во Франции, и в Армении. Выпускники научной школы работают в крупных российских вузах, в учебных зведениях Армении, других странах.

Многие удивляются, как на базе Энергетического университета мы занимаемся математикой. Это во многом заслуга нашего руководства.

 

 

Беседовала Ксения Тальфельд

Фото: Дмитрий Антонов

 

 

 

 

 

 

О СИКСТИНСКОЙ КАПЕЛЛЕ И ВЕНГЕРСКОМ СВЕТОТЕХНИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ...

 

Представляем вашему вниманию интервью с Р.Х. Тукшаитовым. Напомним, что в начале февраля в Будапеште состоялась «6-я конференция по светодиодной технике» Венгерского светотехнического общества на базе Университетата Обуда, для участия в которой были приглашены ректор КГЭУ Э.Ю. АБДУЛЛАЗЯНОВ и профессор кафедры СМЭ Р.Х. ТУКШАИТОВ.

Доклад представителей от КГЭУ был посвящён новому подходу к проектированию светодиодных светильников, основанный на учёте характера структуры их коэффициента мощности, и обеспечивающий ещё большее энергосбережение. Подробнее о конференции читайте в интервью с Рафаилом Хасьяновичем.

- Чем Вам запомнилась конференция? Что Вы могли бы для себя отметить?

- Конференция проходила на венгерском языке. Венгры мало знают английский, люди старшего и среднего поколения слегка знают русский, но это не афишируют. Мне повезло, судьба свела меня с добросовестным переводчиком – выпускником Московского института инженеров транспорта 1972 выпуска, который в жизни много занимался энергетикой и освещением на железной дороге. Он с интересом воспринял нашу тематику, заведомо переживал за возможные многие вопросы и даже предложил переоформить  нашу презентацию, что и сделал.

На Западе большое внимание уделяют презентации, красоте графиков и рисунков. Достаточно большие силы люди науки тратят на презентацию своей работы. Я не придерживаюсь этого, потому что считаю это неоправданной потерей времени. Кроме того, регламенту уделяется очень большое внимание. Например, нам уже за 10 дней указали точное время выступления (15-30), которое было строго выдержано. Каждому автору на доклад отводилось 20 минут. За это время он  вполне детально передавал суть доклада, что снимало у слушателей много вопросов.

К удивлению я был фактически единственным представителем зарубежных стран. Первый контакт с руководством Венгерского светотехнического общества состоялось еще в 2013 году в зале переговоров в Доме Академии наук,  но, как видите, на конференцию пригласили лишь спустя 2 года. Отношение было доброжелательное, но сдержанное.

- Как Вы оцениваете уровень представленных на конференции работ?

- В своем вступительном слове я поблагодарил Оргкомитет за приглашение представителей нашего вуза и отметил, что принимаю участие во многих ежегодных Всероссийских научных конференциях по светотехнике, ежегодно выступаю с Пленарными докладами, знаю уровень отечественных производителей, что позволяет дать оценку уровню представленных здесь работ, даже не зная венгерского языка. При этом отметил, что представленные обстоятельные графики и содержание приводимых таблиц и цифровой материал позволяют нередко получить большую и достоверную информацию, чем из  самого  текста.

Многие из них выполнены на высоком уровне. Были совершенно уникальные работы, для освещения одной из которых в программе был заведомо  выделен целый  час. Так, группой исследователей из университета Понония при техническом обеспечении ведущей фирмой мира Osram (Германия),  были представлены итоги трехлетней разработки системы подсветки настенных и потолочных росписей Микеланджело в Сикстинской капелле, расположенной  на территории Ватикана. Неравнодушным оставался к их работе и Папа Римский, проходя в свои покои.

Другая работа  посвящена исследованию старения пигментов красок с целью выбора света соответствующего спектрального состава для предотвращения выгорания уникальных фресок. В остальных работах, заслушанных также с большим интересом, рассматривался механизм экспериментального  электропробоя при силе тока  40000 ампер с демонстрацией небольшого видеофильма, вопросы методологии автоматического регулирования освещения автотрасс, аэродромов и др. В одном из докладов непосредственно представитель фирмы доложил, что в Венгрии 1400 утилизационных пунктов разных ламп и  даже светодиодных. Компенсацию дают покупателю в местах продажи ламп при сдаче перегоревшей.

В работе  конференции приняли участие преподаватели ряда университетов Венгрии, немало профессоров и  доктора наук вузов и это при отсутствии специальных светотехнических кафедр и специальности - светотехника, а также многочисленные члены Венгерского светотехнического общества. В небольших перерывах участники конференции знакомились в фойе с продукцией ряда венгерских фирм и их представителями.

- В чём основное различие между конференциями отечественными и зарубежными?

- Главное различие в том, что представленные доклады не дублировали друг друга. Это связано с тем, что отдельные люди или группы исследователей людей работают в рамках Венгерского светотехнического общества. У нас работы нередко дублируются многими фирмами и исследовательскими группами. Хотя Программа конференции была ограничена всего 19 докладами,  в работе конференции приняли участие более 100 человек.  

И, что удивительно, венгры почему-то абсолютно не проявляют интереса к российским разработкам, которые не уступают зарубежным. Народ сдержанный и с трудом идущий на установление прямых контактов.

 

Беседовала Ксения Тальфельд

 

 

Журнал "Top Builder" №4, август 2014 г.

НАШИ ВЫПУСКНИКИ ВОСТРЕБОВАНЫ РЫНКОМ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Казанский государственный энергетический университет» является одним из базовых вузов Поволжья по подготовке специалистов в области электроэнергетики, электроники, теплоэнергетики. Что делается для повышения качества обучения будущих инженеров-энергетиков, рассказывает ректор КГЭУ Эдвард АБДУЛЛАЗЯНОВ.

- Как вы оцениваете качество обучения, насколько оно отвечает требованиям работодателей?

- Мы делаем все для того, чтобы наши студенты после окончания учебы были востребованы на рынке. Цифры говорят сами за себя: из 906 выпускников 2012 года нетрудоустроенным оказался 1, а из 1000 выпускников следующего года – только 7. Как это удается? Мы стремимся к тому, чтобы все необходимое для учебного процесса имелось на территории университета. Теперь и студенты, и работники энергетической сферы могут не только изучать технику на «домашней» подстанции, но и проводить лабораторные занятия, устранять штатные поломки и последствия учебных аварий. На территории 1800 м2 сосредоточено самое современное, инновационное оборудование, которое эксплуатируется в России и Европе. В состав Центра компетенций и технологий в области энергосбережения входят учебные полигоны «Подстанция 110/10 кВ» и «Распределительные сети 0,4-10 кВ», учебно-исследовательская лаборатория котельного оборудования Bosch, учебный класс оборудования среднего и низкого класса напряжения Schneider Electric, учебно-исследовательский центр «Электроэнергетика» и Демонстрационно-образовательный инновационный центр «Энергосбережение и энергоэффективность», где наглядно продемонстрированы новейшие разработки в области энергосбережения.

- С какими еще зарубежными и отечественными компаниями вы сотрудничаете в подготовке специалистов?

- Недавно было подписано соглашение о сотрудничестве с «Данфосс» в рамках реализации соглашения о сотрудничестве в сфере энергосбережения между Татарстаном и компанией Danfoss A/S, заключенного в мае 2014 года, и выполнения поручений Президента РТ Рустама Минниханова о разработке и внедрении инновационных технологий на промышленных предприятиях и при реконструкции объектов ЖКХ республики.

Среди основных направлений сотрудничества - проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в таких областях как организация систем теплоснабжения, промышленная автоматика, силовая электроника, холодильное оборудование. Также планируется создание лабораторий и научно-образовательных центров.

- В энергетической отрасли используется сложное высокотехнологичное оборудование, управлять которым могут только опытные и квалифицированные работники. Насколько тесно вы взаимодействуете с отраслевыми предприятиями?

- Два года назад мы взяли курс на еще более плотную интеграцию с производством. Целевое обучение – относительно новая форма подготовки специалистов, но все здесь осуществляется на основании договора об обучении, который подписывается сторонами сразу после поступления целевика в вуз. Договор подписывается всеми заинтересованными сторонами: предприятием, органом исполнительной власти, университетом и студентом-целевиком. Кандидаты проходят довольно жесткий отбор для будущей работы на определенном предприятии.

- Какие изменения ждут университет в будущем?

- Один из самых важных проектов, который мы планируем завершить в ближайшее время – строительство 19-этажного общежития. Ожидается, что возведение железобетонного монолитного каркаса завершится осенью этого года, а само здание будет готово уже в 2015 году. Ещё полгода назад с трудом верилось, что в такие короткие сроки удастся завершить строительство высотного здания, которое стартовало в октябре прошлого года. Оно будет находиться рядом с университетом, что очень удобно! Особого внимания заслуживает внутренняя планировка общежития: студенты будут жить в комнатах квартирного типа, то есть несколько комнат будут объединены в квартиры (по две или три комнаты) с отдельной кухней, раздельными санузлами. Здесь будет и вся необходимая мебель для комфортного проживания студентов. Опыт создания учебных полигонов и лабораторий показал эффективность обучения студентов, поэтому планируем создать на территории КГЭУ собственную мини-ТЭЦ.

Уже сейчас университет является базой подготовки кадров для Поволжья. Теперь взят курс на расширение деятельности до Уральского региона!

 

Журнал "Эксперт. Татарстан" № 1-3, 22 сентября - 12 октября 2014 г.

«КАК БЫ МЫ НИ БОЯЛИСЬ АЭС, ЖИЗНЬ ЗАСТАВИТ ИХ СТРОИТЬ»

В 2000-х годах рабочая группа КГЭУ участвовала в разработке энергетической стратегии РТ на период до 2020–2030 гг. Среди прочего она рассматривала и оценивала сценарии развития энергетического комплекса республики — оптимистический, пессимистический и вероятный. «Эксперт-Татарстан» спросил у входившего в группу профессора кафедры энергообеспечения предприятий и энергоресурсосберегающих технологий КГЭУ Олега Ключникова, что показала эта работа и какую роль стратегия отводила Татарской АЭС.

 — Первый вопрос, который вам задаст население, — стоит ли экономическая эффективность АЭС тех рисков, которыми сопровождается ее эксплуатация?

 — На мой взгляд, рисков нет. Чернобыль и Фукусима — это, безусловно, тяжелый опыт, и вся мировая атомная промышленность его, конечно же, учла.

Сейчас для строительства атомных станций применяются более надежные технологии. И именно Россия ушла далеко вперед в вопросе обеспечения их безопасности, именно наши проекты пользуются спросом на мировом рынке. Росатом уже построил АЭС в десятках стран, и заказы продолжают поступать. По нашим технологиям построен ряд китайских АЭС с двойными куполами и бетонным «стаканом» под реактором. То есть если случается самое страшное, в том числе внутренний физический взрыв (как на ЧАЭС), радиоактивная масса не разбрасывается, а сохраняется в этом стакане. Причем вся конструкция рассчитывается на максимальные амплитуды движений земной коры.

Кстати, надо обязательно еще раз объяснить населению, что именно произошло в Чернобыле и Фукусиме. Чтобы было понятно: виноват не атом, а человеческий фактор, который теперь можно исключить. В Чернобыле свою роль сыграли безответственность и цепочка неверных решений. Там реактор находился на профилактике, и на станции решили, что его надо досрочно, к 1 мая, вернуть в эксплуатацию. Чтобы отрапортовать. Для разгона реактора из его зоны больше, чем предусмотрено по технологии, вывели графитовые стержни — элементы, улавливающие нейтроны (замедлители). Это как на велосипеде не тормозя съехать с горки, чтобы быстрее забраться на следующую. Реактор разогнали, а когда стали возвращать замедлители, произошло заклинивание. То есть, первое — нарушили все правила эксплуатации, второе — случилось ЧП. Наложение ошибок и аварийных ситуаций, поправимых по отдельности, привело к взрыву реактора. Поэтому такие эксперименты надо категорически запрещать.

А в Фукусиме, где станцию проектировали и строили американцы, эти самые графитовые стержни вводятся в реактор снизу. И когда произошло обесточивание станции, стержни упали, реактор перешел в режим самоускорения и взорвался. Я до сих пор недоумеваю, почему там не было налажено более надежное электроснабжение, хотя бы от соседних станций. По нашей технологии стержни расположены над реактором. При отключении электроэнергии они падают в его зону и глушат его.

— А что вы скажете про усиленное карстование, которое характерно для всего Поволжья?

— Вы знаете, по некоторым данным, подземные реки в нашем регионе даже больше стока Волги, но многоэтажные дома стоят. Тектонические разломы, карсты — это надуманные аргументы. Мы находимся на одной из самых стабильных плит. В Армении сейсмоопасность не сравнить с нашей, надуманной, но АЭС там действует. Просто нужны грамотные инженерные расчеты и проектные решения, достоверная геологоразведка. Доверять надо именно этому, а не эмоциям и фобиям. Вот смотрите, есть две развитые страны — Франция и Германия. Энергетическая концепция первой — это атомные станции. Концепция второй — полный отказ от них, переход на ПГУ и альтернативную энергетику. Можно бесконечно спорить, что правильнее, но Франция снабжает электроэнергией себя, Англию, ту же Германию. Она на этом зарабатывает. А вот Германия, если она вдруг лишится нашего газа, уже не сможет реализовывать свою энергетическую стратегию.

В чем Россия преуспела, где у нас высокие технологии? В космической отрасли, частично в ВПК и в атоме. Научно-техническая проработка, реакторы, эксплуатация, хранение отходов — все это у нас развивается с 1940-х годов. Зачем отказываться от своих ниш, когда их не так уж и много? Тем более что конкурентоспособность всей нашей промышленной продукции напрямую зависит от степени износа имеющихся энергетических мощностей. Наши нефтяники пользуются электроэнергией Уруссинской ГРЭС, введенной в эксплуатацию еще в 1944 году. Электрический КПД у нее чуть ли не 25 процентов. Понятно, что в себестоимость нашей нефти входит еще и повышенная стоимость киловатт-часа неэффективной генерации Уруссинской ГРЭС. И так во всем. Сейчас себестоимость китайского полиэтилена ниже нашего, потому что «Казаньоргсинтез» вынужден брать электроэнергию с казанской ТЭЦ-3. Они вместе строились, друг для друга. Или взять каучук. Мы крупнейшие его производители по некоторым видам не только в Европе, но и в мире. Себестоимость натурального таиландского, вьетнамского или индийского каучука сейчас становится ниже, чем у нашего изопренового, производства Нижнекамскнефтехима. В общем, для повышения конкурентоспособности нашей экономики нужна более дешевая электроэнергия, которую АЭС может обеспечить в необходимом объеме. Я думаю, что, как бы мы ни боялись атомных станций, жизнь рано или поздно подведет нас к черте и скажет: живем как люди или переходим, как дикари, на дровяное отопление.